Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Максим Ефимов, Maxim Efimov, Maksim Yefimov, Maxim Jefimov

Объявление. Ищу потерянный космический корабль. Нашедшему гарантирую вознаграждение

Бродя вчера вечером по планете, и смотря на звёздное небо, я ощутил страшную тоску, смешанную с восторгом. Разве может что-то на Земле сравниться с сияющими звездами на ночном небе? Не здесь моя родина, а там - на другой планете или даже планетах. Я чувствовал себя Робинзоном Крузо, чей корабль потерпел крушение, а он, спасшийся, оказался на необитаемом острове. Где же мой космический корабль? Если кто-то видел его, то прошу сообщить о находке.
Если так и не найдётся моя летающая тарелка, то буду признателен за 20 миллионов долларов, которые позволят мне улететь на другую планету. Это стоимость космического путешествия сегодня.

Мне больше здесь, на планете Земля, не интересно жить. Скучно в этом человеческом муравейнике, среди алчных, дебильных морд муравьёв. Я собираю чемодан и переселяюсь на другую планету. Людям с космическим сознанием здесь нет места. Звёзды и инопланетные цивилизации зовут меня!
Максим Ефимов, Maxim Efimov, Maksim Yefimov, Maxim Jefimov

Наш мир – космический корабль (Our world is a spaceship)

12 апреля отмечался День космонавтики.

    
 Несколько лет тому назад мне довелось побывать в Центре управления полетами (ЦУП) в городе Королеве, а также в Российском государственном научно-исследовательском испытательном центре подготовки космонавтов (РГ НИИ ЦПК) имени Ю.А. Гагарина, или Звездном городке. Сотрудники Центра провели для нашей делегации небольшую ознакомительную экскурсию для дилетантов. Сам этот Центр состоит из четырех зданий. Нам удалось побывать лишь в двух. На центральном здании, уже наполовину ставшим музеем отечественной космонавтики, остановлюсь подробней, тем более что основная часть экскурсии пришлась именно на эту часть комплекса. В холле, на первом этаже в углу, стоит металлический памятник коричневатого цвета первому космонавту Земли. У памятника правая рука поднята вверх, а выражение лица серьезное. Знаменитая улыбка, которую знает весь мир, отсутствует.    

В космосе важно все, но, в первую очередь, система жизнеобеспечения: подача кислорода, переработка углекислого газа, вода. Для производства кислорода на космическом корабле существует несколько возможностей. Кислород добывается из воды. Одного литра воды достаточно, чтобы обеспечить суточную потребность в кислороде. Газовый состав, атмосферное давление поддерживается как на Земле. Запасы газа находятся в сжатом виде, либо в жидком под давлением. Система автоматически распределяет пропорционально азот и кислород. Система основана на электрохимическом разложении воды. При этом водорода образуется в два раза больше, чем кислорода. Водород выбрасывают за борт. Также на борту находится неприкосновенный запас кислорода в количестве 140–150 шашек. Одна шашка дает 6 литров кислорода. К слову сказать, углекислый газ погубил подлодку «Курск». Через двое суток, без удаления углекислого газа, команда подводников заснула вечным сном. На МКС вся система жизнеобеспечения регенерируемая. Но вот однажды, был такой случай на МКС, эта система дала сбой. Американцы были в панике. Наши космонавты невозмутимо жгли шашки, сохраняя олимпийское спокойствие в этих поистине критических обстоятельствах. Американцы свой запас жечь не давали. Все системы жизнеобеспечения на МКС российского производства. Попробовали закупить американские системы, но они не работали.

В космическом корабле существует два типа воды: дистиллированная, произведенная за счет конденсата из атмосферной влаги, и обычная, доставленная с Земли. Вода содержится в двух баках емкостью двести литров каждый. Такая «космическая» вода может храниться до трех лет. Но никакого чуда здесь нет. Просто вода насыщается ионами серебра, и ионами марганца – для вкуса. У американцев вода не очень вкусная, так как содержит ионы йода.

Возвращение на Землю происходит в спускаемом аппарате. Человек находится в кресле, лежа на спине с согнутыми ногами. Поза крайне неудобная, потому что ноги скоро начинают затекать. Подача кислорода осуществляется автоматически из бортовых средств. В такой, чисто кислородной, среде человек может находиться не более двух часов. Кресло изготавливается в соответствии с антропометрическими данными космонавта. По причине отсутствия гравитации (тяжестей никто не носит), рост человека увеличивается от 2 до 5 сантиметров. Габариты кресла, увы, не меняются. Поэтому при посадке космонавт запросто может сломать себе позвоночник. Скорость снижения 10 метров в секунду. Такую посадку люди, имеющие отношение к космонавтике, называют «мягкой». За полметра до земли срабатывают двигатели мягкой посадки.

Сегодня, как известно, все полеты в космос международные, в основном, российско-американские. На каком же языке говорят в космосе? Американцы – на английском, русские – на русском (только матерятся все исключительно по-русски). Сейчас на МКС негде даже помыться, - обтираются мокрым полотенцем. Космические туалеты уничтожают запах и впитывают влагу. Такие современные технологии используются и на Земле, например, для домашних животных. Вообще космические программы дают большое количество научных открытий. То, что невозможно сотворить на Земле делается в космосе. Это и лекарства и металлы, например, брекет-система – продукт космических изысканий, и многое другое.

В распоряжении космонавта имеются два скафандра: один для выхода в открытый космос, другой – на случай чрезвычайной ситуации внутри космического корабля. Скафандр, как термос, поэтому главная задача – обеспечить теплосъем. Этот костюм водяного охлаждения снимает до 500 килокалорий в час. Гермошлем состоит из двух особо прочных стекол. Так что если со всей силы ударить по стеклу молотком, на шлеме не останется даже царапины. Светозащита обеспечивается за счет напыления на стеклянное забрало состава, состоящего из 97% золота и 3% меди. В случае аварии у космонавта есть 30 минут, чтобы вернуться на станцию, так как именно на это время рассчитана работа резервной оболочки скафандра. Передвигаются космонавты по наружной части корабля с помощью карабинов, поочередно их отстегивая. Если по невнимательности космонавт отстегнет сразу два карабина, то, как шутят в испытательном центре, он может остаться вечной звездочкой. Американский скафандр надевают 20-25 минут при участии 1-2 помощников, российский же скафандр надевается за 3 минуты самим космонавтом, без посторонней помощи. Американцы оценили все преимущества нашего маленького космического корабля.

Эту статью можно рассматривать как развернутую метафору, ведь наш мир – это и есть космический корабль, со своей системой жизнеобеспечения и нельзя допустить, чтобы произошла разгерметизация.

«Облетев Землю в корабле-спутнике, я увидел, как прекрасна наша планета. Люди, будем хранить и преумножать эту красоту, а не разрушать ее!» Это слова Юрия Гагарина. Человеку понадобилось преодолеть гравитацию, чтобы понять, как уникально наше местожительство в мириадах галактик, осознать, что одинокое человечество, затерянное во вселенной, должно сохранить себя и планету, что оно часть этого космоса, в котором действуют те же физические законы, что и на Земле. Это тревожный сигнал из космической пустыни. Что же будет с нами, если мы не перестанем уничтожать свой ДОМ?!

…В наукограде есть церковь, стилизованная под космическую ракету. Для легендарных людей, создававших космонавтику, и людей, занимающихся ею сегодня, наука стала богом. Наука стала той силой, которая способна помочь человеку выйти за границы своего повседневного существования, удовлетворить его бесконечную тягу к знаниям, расширить присутствие человека во вселенной, докопаться до самой сути вещей, познать свои возможности и мир, указать новые виды на будущее для человечества! 

Максим Ефимов

Our world is a spaceship

 

Several years ago I happened to visit Mission Control Center (MCC) in Korolev, and also, Russian State Scientific and Research Cosmonaut Training Centre named after Y. A. Gagarin. It is also called the Starry Town. The staff members of the centre gave our delegation a small introductory excursion for laymen. The centre itself consists of four buildings. We managed to visit two of them. I’ll focus a little bit more on the central building, which is already half national cosmonautics museum. And especially, because the main part of the excursion was in this part of the complex. On the ground floor in the corner of the hall there is a metal brownish monument to the first cosmonaut of the Earth. The right hand of the monument is raised and the countenance is serious. The famous smile, which is known all over the world is absent.

 

Everything is important in space, but, first of all, life support system: oxygen supply, carbon dioxide conversion process, water. There are several opportunities for the onboard oxygen generation. Oxygen is extracted from water. One litre of water is enough to provide daily oxygen requirement. Gas composition, atmospheric pressure is maintained like on the Earth. Gas resources are in tabloid form or in the liquid state under pressure. The system automatically apportions nitrogen and oxygen. The system is based on electrochemical decomposition of water. In this case hydrogen appears twice as much as oxygen. Hydrogen is thrown overboard. Also, there is an emergency ration of oxygen in number of 140-150 sticks. One stick provides 6 litres of oxygen. By the way, carbon dioxide killed the submarine Kursk. After two days without removing carbon dioxide, the crew of the submarine slept a perpetual sleep. On the ISS (International Space Station) the whole life support system is regenerated. But once there was an occurrence on the ISS: this system gave a failure. The Americans were in panic. Our cosmonauts were imperturbably burning the sticks, maintaining an Olympic composure in this really critical emergency. The Americans didn’t allow to burn their emergency ration. All the life support systems on the ISS are of Russian production. There was an attempt to purchase American systems but they didn’t work.

 

There are two types of water in the spaceship: distilled one, produced from atmospheric condensate, and usual, brought from the Earth. The water is kept in two containers having capacity of two hundred litres each. Such “cosmic” water can be kept for three years. And there is no miracle here. The water is just filling with silver and manganese ions for taste. The Americans have got not really tasty water because it contains iodine ions.

 

Return to earth happens in the re-entry module. A person lies on his back in the armchair with his legs folded. The pose is extremely uncomfortable, because legs become numb quickly. Oxygen supply is automatically carried out from board resources. In such purely oxygen atmosphere a person can stay not more than two hours. The armchair is made according to anthropometric data of the cosmonaut. For lack of gravity (nobody carries loads), human height increases by 2-5 centimeters. Unfortunately, the size of the armchair doesn’t change. That’s why whilst landing a cosmonaut can easily break the spine. The rate of descent is 10 mps. People, related to cosmonautics, call such a landing “soft”. In half a meter to the Earth soft landing engines come into action. As it is known, nowadays all the space shots are international, mostly Russian-American. But what language is spoken in space? Americans speak American, Russian – Russian (but everyone curses only in Russian). Nowadays there is no place to wash on the ISS – people wipe with a wet towel. Cosmic toilets deodorize smell and absorb moisture. Such modern technologies are used on the Earth too, for instance, for pets. Actually, space programs give a large number of scientific discoveries. Things that can’t be made on the Earth are made in space. These are pharmaceuticals and metals, for instance, braces are a product of cosmic studies, etc.  

 

There are two spacesuits at cosmonaut’s disposal: one is for a spacewalk, another is in case of emergency inside the spaceship. The spacesuit is like a thermos, that’s why the main task is to supply heat pickup. This water-cooling suit takes about 500 kilocalories per hour. The full pressure helmet consists of two extra strong sheets of glass. So, if you hit this glass with a hammer as hardly as you can, there won’t be even a scratch. Light-protection is provided out of spattering the mixture of 97% aurum and 3% copper over the glass visor. In case of emergency there are 30 minutes to return to the station, because the reserve cover of the spacesuit is designed for exactly this time. Cosmonauts move on the outer part of the spaceship with the help of the springhooks, unfastening them one by one. If a cosmonaut inadvertently unfastens two springhooks at the same time, he might become an imperishable star, as they joke in the training centre. It takes 20-25 minutes, involving 1 or 2 helpers, to put the American spacesuit on, while there are three minutes to put on the Russian one without any help. The Americans estimated all the advantages of our small spaceship.

 

This article can be considered as an expanded metaphor, as our world is just a spaceship with its own life support system, and one mustn’t let decompression happen.

 

“Having circumnavigated the Earth by satellite, I saw how wonderful our planet is. People, let’s keep and multiply this beauty, but not destroy it”. These are Yuriy Gagarin’s words. The man needed to meet gravity in order to understand how unique our dwelling-place is in myriads of galaxies, to realize that solitary humankind, lost in the universe, must preserve itself and the planet, and that the humankind is a part of this space, where there are the same physical laws as on the Earth. This is an alarm signal from cosmic desert. And what will happen to us if we don’t stop destroying our HOME?

 

In Science Town there is a church, stylized under the astrorocket. For the legendary people, who had been forming cosmonautics, and people studying it today, the science became their god. The science became that power, which is able to help a person break the tether of his daily existence, satisfy his endless thirst for knowledge, widespread the human presence in the universe, get to the heart of the matter, see his own abilities and the world, point out new views on the future for the humankind!

 

Maxim Efimov    

 

Translated by Tatiana Mekhnina (a student of PetrSU)