?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как же скучно жить в России, когда у власти ЧК. Вот и члены Международного олимпийского комитета не верят, что чекисты смогут создать праздник. Какой уж там праздник? Эстафета олимпийского огня была вымученной. Ну, не умеем мы карнавалить. Слишком печально живём. Государственное позволение радоваться по ошибке называется праздником. День народного единства - единства овец и волков, насилующих и насилуемых, рабов и господ по недоразумению считается праздником. Неведомо нам, что такое праздник, ибо он сопряжён со свободой, ничем не стесняемой. А какая при диктатуре свобода?
Что такое всевластие спецслужб? Это когда Следственный комитет занимается литературной критикой в рамках возбуждаемых уголовных дел. Так литературному творчеству Бориса Стомахина людьми с набалдашниками вместо голов даётся исключительно политически прикладное истолкование - явно обеднённое восприятие, исключающее мысль о творчестве Стомахина как о явлении современного словесного искусства.
К слову сказать карельский следователь исследовавший заметку "Карелия устала от попов" и получивший семь экспертиз, так и не понял, почему в ней нет ничего экстремистского и противозаконного, ведь он-то полагал иначе.
Следкомовское восприятие литературного творчества Стомахина в высшей степени потребительское. Такова вообще нынешняя культурная политика власти: воспитание безропотных патриотов с православным ушибом.
Очевидно, творчество Бориса Стомахина не вписывается в собственные потребности и мерки власти. И более того, эти потребности и мерки отрицает. Увы, но в нынешней социально-исторической ситуации оно было обречено не только на безвестность и маргинальность, но и стало поводом для уголовного наказания поэта.
А ведь в другой социально-исторической обстановке творчество Б.Стомахина могло бы служить благим целям трансформации негативных сторон русского характера и русского национального сознания.
Борис Стомахин в своих стихах бьёт в человека-раба. Его удар оказывается болезненным, ибо бьёт он по-живому. Увы, но эта "огромная тысячелетняя формация" от одного удара стомахинской кирки не поменяется на новую. Сам этот труд, который взял на себя Борис Стомахин, можно назвать Сизифовым. Ибо даже труд таких исполинов духа, как Герцен, Платонов, Грибоедов, Короленко и т.д. не смог исцелить русский народ от его социальных болезней.

Максим Ефимов